расстояние

поиск 2

16 февраля 2016 г.

День героев Отечества. Имя казака в Георгиевском зале Кремля.


В этом величественном зале  своеобразная историческая лента  военной славы и доблести русского воинства.

Чем труднее, тем смелее вперед. 
Я ничего не боюсь, кроме позора России.
Генерал Корнилов.







Имена и фамилии Георгиевских кавалеров увековечивались занесением их на мраморные доски в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца в Москве.
В Георгиевском зале списки кавалеров ордена Св. Георгия  начали вести еще с 1849 года.
«Появление Георгиевского зала в Большом Кремлевском дворце
 таким образом превратило императорскую резиденцию
 еще и в памятник ратным подвигам русского оружия»
 Сергей Девятов. 

Георгиевский зал получил название в честь Ордена Святого Георгия Победоносца.
Сей орден никогда не снимать: 
ибо заслугами оный приобретается».
                                                                 Запись в  статуте ордена 1769 г.  

На мраморные плиты занесены имена около 11000 георгиевских кавалеров. Среди них есть имена и казаков Кубани. 
И на родине  кубанские казаки умели хранить память о своих погибших однополчанах. 
Списки погибших казаков размещались в станичных храмах, их поминали в молитвах. Вспомним и мы некоторые имена наших земляков, истинных казаков.!


О славе казаков 
мы никогда не забывали!

Каждым гордимся, кто нас защищал,

Помните тех, кто нас уберег
От воин и бед, Россию сберег!



В Белом Георгиевском зале Кремля золотистыми буквами запечатлены кавалеры Вое́нного о́рдена Свято́го Великому́ченика и Победоно́сца Гео́ргия 
(Орден Святого Георгия): 
сияют там и фамилии этих кубанских казаков:





Белый Василий Фёдорович.

Один из организаторов и героев обороны Порт-Артура. Генерал от артиллерии. Выходец из кубанских казаков... В Русско-японской войне 1904—1905 годов умело организовал артиллерийскую оборону Порт-Артура, разработал правила сигнализации и дозорной службы, впервые применил стрельбу с закрытых позиций. Высоко оценивал моральные и боевые качества русского солдата, был против сдачи Порт-Артура...

Родился Василий Фёдорович 19 января 1854 года в городе Екатеринодаре (Екатеринодарская станица) в  семье сотника Черноморского казачьего войска.

Фёдор Белый службу проходил казаком на Черноморской пограничной линии. 13 мая 1847 года урядник 12-го Черноморского конного полка Федор Белый приказом командира отдельного Кавказского корпуса был награждён Георгиевским крестом (знаком отличия военного ордена Святого Георгия под № 82733).

Службу начал 26 июня 1869 года в 3-м Кубанском конном полку, однако сразу же был прикомандиро¬ван к Войсковому штабу, что говорит о полученном им хорошем образовании. За отличие по службе он 1 января 1870 года производится в приказные, а 12 апреля — в урядники. После недолгой учебы в Майкопском юнкерском училище 20 августа того же года он переводится в Кубанскую казачью артиллерийскую батарею и отправлен на учебу в класс Донских урядников, который 15 июня реорганизуется в класс казачьих артиллерийских юнкеров. По окончании учёбы Высочайшим приказом 15 сентября 1873 года производится в первый офицерский чин хорунжего. Служит в 5-й, 4-й, а с 10 сентября 1874 года во 2-й Кубанской казачьей батарее, с которой и начал Русско-турецкую войну 1877—1878 гг. на Азиатском театре военных действий.

«За отличие в делах с турками, оказанное при селении Беглы-Ахмет в ночь с 18 на 19 мая 1877 года, произведён в сотники со старшинством со дня отличия 18 мая 1877 года».
«За отличие, оказанное в делах с турками 6 августа 1877 года, награждён орденом Св. Анны 4-й ст. с надписью: "За храбрость"...»

Кавказское начальство распорядилось разносторонними способностями сотника Белого В. Ф. по-своему. 14 октября 1877 года он назначается старшим адъютантом 3-й Кавказской кавалерийской дивизии, с которой в составе Ольгинского отряда наступал на города Ольты, Эрзерум и крепость Каре. «За отличие, оказанное при штурме крепости Карса в ночь с 5 на 6 ноября 1877 года, награждён орденом Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом». По расформировании 3-й сводной дивизии он назначается адъютантом 2-й бригады Кавказской казачьей дивизии. Через год после окончания войны он пишет рапорт о возвращении в свою батарею. 26 марта 1879 года его желание было ува¬жено, но по прибытии на место узнает, что его 31 марта назначили обер-офицером для поручений в Управление Карской крепостной артиллерии. Здесь он узнал, что «за отличие в делах против турок, оказанное при блокаде города Эрзерума, а также за труды и лишения, понесённые при этой блокаде зимою 1877—1878 гг., Высочайшим приказом произведён в есаулы, со старшинством со дня совершения подвига, т. е. 18 мая 1877 года».
17 ноября 1881 года он последний раз возвращается в родное Кубанское казачье войско в должности адъютанта конно-артиллерийской бригады Кубанского казачьего войска, но 30 января 1883 года назначается обер-офицером для поручений в Управление Александропольской крепостной артиллерии. 28 апреля 1883 года он переименовывается в капитаны.
. 24 апреля 1884 года капитан Белый В. Ф. назначается казначеем этого Управления, 6 мая награждается орденом Св. Анны 3-й ст.; 30 августа 1890 года — орденом Св. Станислава 2-й ст., а 1 октября того же года избирается членом офицерского суда.
С 28 января по 15 сентября 1891 года он учится в Санкт-Петербурге в артиллерийской офицерской школе, недолго служит в Карее, а 30 декабря того же года переводится в Варшавскую крепостную артиллерию, где командует 3-м, а затем 6-м батальоном. И здесь он задержался недолго. К этому времени произошла коренная реорганизация военно-морских сил крупнейших государств мира. Россия от других не отставала.

В конце сентября 1892 года капитан Белый В. Ф. направляется в Севастополь, Высочайшим приказом 6 декабря производится в подполковники и утверждается в должности заведующего практическими занятиями Севастопольской крепостной артиллерии.

К этому времени начали сгущаться тучи на Дальнем Востоке, где Россия на территории Маньчжурии построила военно-морскую базу «Порт- Артур» и Восточно-Китайскую железную дорогу. 7 октября 1900 года полковник Белый В. Ф. прибы-
лает в Порт-Артур и вступает в должность командира Квантунской крепостной артиллерии. Первую половину нового 1901 года он провёл в Китае в составе Печелийского и Южно-Маньчжурско- го отрядов, побывал в городах Пекине и Тяньц- зыне. В Китае в это время проходило так называемое Боксёрское восстание. Охраной КВЖД и спасением русского населения в Китае занимался другой кубанский казак — генерал-майор Мищенко П. И. Чем конкретно там занимался Белый В. Ф., неизвестно, но в память о том у него осталась светло-бронзовая медаль «За поход в Китай в 1900—1901 гг.».
В Порт-Артуре Белый отдает все силы на создание укреплений с суши. «Высочайшим приказом от 25 октября 1903 года за отличие по службе (он) произведен в генерал-майоры».

В ночь на 26 января 1904 года японцы атаковали русскую эскадру на рейде Порт- Артура. Получив преимущество на море, японцы высадились и на суше. Героическая оборона Порт- Артура продолжалась почти год. Душою обороны были командующий сухопутными войсками гарнизона Кондратенко и командующий артиллерией Белый. Они отвечали за оборону крепости, пользовались авторитетом и среди офицеров, и среди рядовых. Высочайшим приказом от 1 ав¬густа 1904 года «за отличие в делах против японцев награждён орденом Св. Станислава 1-й степени с мечами». Другим Высочайшим приказом, от 24 октября 1904 года, «в воздаяние отличного мужества и храбрости, оказанные в делах против японцев в период бомбардировок и блокады Порт- Артура, Всемилостивейше награждён орденами Св. Владимира 2-й степени с мечами и Св. Анны 1-й степени с мечами». Истинные боевые заслуги генерал-майора Белого В. Ф. были оценены задним числом, когда в Санкт-Петербурге началось следствие, а затем и суд над виновниками сдачи Порт-Артура японцам.

Ещё 16 декабря 1904 года Военный совет решил продолжать оборону крепости, а 20 декабря генерал Стессель А. М. своим единоличным решением сдал Порт-Артур японским войскам. Для офицерского состава была оговорена возможность прямого возвращения в Россию, нижние же чины отправлялись в Японию в плен. Следует отметить, что сам Василий Фёдорович Белый и ещё 8 высших офицеров-артиллеристов решили разделить участь рядовых, в надежде облегчить им пребывание в чужой, экзотической для них стране. Для нас, ещё помнящих Великую Отечественную войну 1941—1945 гг., может показаться странным такое поведение офицеров.
В послужном списке генерала есть такие записи: «Высочайшим приказом 4 января 1900 года за отличие против японцев при обороне крепости Порт-Артур награждён Золотым оружием, бриллиантами, украшенными на Георгиевской ленте с надписью: "За храбрость"».
За отличие в делах против японцев при отбитии штурмов Порт-Артура в октябре месяце и с 7 по 19 ноября 1904 года Всемилостивейше награждён орденом Св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-й ст., о чём объявлено в Высочайшем приказе 22 марта 1905 года
.
7 ноября 1905 года между Японией и Россией был подписан протокол об обмене военнопленными. Возвратившись во Владивосток, Василий Фёдорович возглавил комиссию по возвращению пленных. Комиссия следила, чтобы каждый пленный получал денежное пособие и отпуск домой, чтобы их встречали как героев. Когда прибыл последний пароход с нашими солдатами, Белый В. Ф. 3 декабря 1905 года был назначен начальником артиллерии крепости Владивосток

В последние годы жизни его преследовали болезни. 3 июля 1910 года в Пятигорске (Троицкая ул., 26), в Хирургической лечебнице профессора М. С. Субботина, ему была произведена ампутация левой ноги по случаю гангрены.
22 апреля 1911 года Василий Фёдорович был произведён в генералы от артиллерии и вышел на пенсию. Жил в Царском Селе. Там же умер 7 января 1913 года. Таковы вехи жизни нашего великого земляка.**

.У него  было шестеро детей: три мальчика и три девочки. Старший сын, Леонид, родившийся 10 марта 1878 года, во время Русско-японской войны в чине капитана командовал 1-й батареей 4-го Сибирского мортирного артиллерийского дивизиона и, как и отец, был награждён орденом Св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени.

Средний сын, Вячеслав, родился 10 октября 1884 года. Окончил Орловский кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище. Служил с 21 сентября 1903 года в казачьих частях. 9 мая 1909 года переведён в чине сотника в Собственный Его Величества конвой. Заведовал Офицерским собранием. По службе занимал хозяйственные должности, так как во время крушения поезда были переломаны обе ноги. К моменту расформирования конвоя был подъесаулом 5-й Сводной Кубанско-Терской сотни.

Младший сын, Олег, родившийся 1 марта 1890 года, в чине поручика лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады 3 февраля 1915 года Высочайшим приказом был награждён Георгиевским оружием.

Как видим, эта ветвь кубанских казаков — Белых — является типичным офицерским родом.



Мищенко  Павел Иванович

Генерал от артиллерии, генерал-адъютант Свиты Его Величества Павел Иванович Мищенко, казак станицы Абинской, относится к тем пре¬ступно забытым Героям, которыми когда-то гордилось наше Отечество. Его имя 25 декабря 1900 года высечено на одной из мраморных плит Георгиевского зала Московского Кремля. В его послужном списке записано: «Награждён орденом Св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени за выдающиеся подвиги во время военных действий в Маньчжурии, причём, генерал- майор Мищенко, будучи окружён в Маньчжурском районе во много раз превосходящими сила¬ми китайцев, успел пробиться с вверенными ему чинами, нанеся китайцам большой урон, и не оставил в руках неприятеля трофеев».
Родился Павел Иванович в одном из военных гарнизонных городков в Дагестанской области, где нёс свою нелёгкую службу его отец, выходец из семьи казака Азовского казачьего войска, образованного из бывших задунайских запорожцев. Воспитывался в 1-й Московской военной гимназии. 11 августа 1869 года переведён из гимназии в 1-е Павловское военное училище юнкером. В преддверии выпуска из училища офицером артиллерии, его отец И. К. Мищенко обратился в Штаб Кубанского казачьего войска с такой просьбой: «Сын мой, Павел Мищенко, воспитывающийся в Павловском военном училище, в настоящем году ожидает выпуска в Артиллерию. Желая, чтобы на первый разок служил невдалеке от меня (а Иван Кузьмич служил в станице Подгорной Кубанской области), обращаюсь к Вам, Милостивый Государь, с покорнейшею просьбою, ежели в батареях Кубанского казачьего войска имеются офицерские вакансии, то не откажите предоставить одну из них сыну моему,
6 ноября 1872 года 19-летний прапорщик Павел Иванович Мищенко производится в чин подпоручика, а через полгода получает боевое крещение, приняв участие в Хивинском походе 1873 года.
29 мая 1873 года, после занятия русскими войсками столицы, Хивинский хан капитулировал. За участие в том походе у П. И. Мищенко остался боевой офицерский орден Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом и две медали: серебряная на Георгиевско-Владимирской ленте с надписью «За Хивинский поход» и другая — серебряная на ленте ордена Св. Георгия с надписью «За походы в Средней Азии» за 29 декабря того же года — чин поручика.

В конце XIX века началось строительство Восточно-Китайской железной дороги. Для её охраны была создана Охранная стража КВЖД, главный начальник которой генерал-майор А. А. Гернгрос находился при Министерстве финансов в Санкт-Петербурге, а в Маньчжурии и Китае непосредственно формированием и руководством стражи занимался назначенный 6 марта 1899 г. полковник П. И. Мищенко. Особую распорядительность, храбрость и мужество ему пришлось проявить во время восстания в Китае ихэтуаней, или Боксёрского восстания.

Полковник Павел Иванович Мищенко был отважным начальником Охранной стражи Порт- Артурской линии во время событий 1900 года. Охранники, конные и пешие, были разбросаны по постам вдоль линии железной дороги. Когда вспыхнули военные действия, полковник Мищенко стянул охранников в один отряд... Весь отряд до войны состоял из 400 человек, из которых во время военных действий было убито и ранено 129 человек, из них убитых 74...» В дальнейшем этот отряд получил наименование летучего отряда полковника Мищенко и принимал участие во всех военных действиях в этом районе.

Кроме ордена Св. ,Георгия 4-й ст., он также «за отличие в делах против китайцев» награждён орденом Св. Владимира 3-й ст., китайским орденом Двойного дракона 2-го разряда и памятной серебряной медалью «За поход в Китай в 1900—1901 гг.».

Успехи его летучего отряда, похоже, повлияли на его дальнейшую военную карьеру. 18 сентября 1901 г. он назначается командующим конными частями Южно-Маньчжурского отряда, а 9 марта 1902 г. назначен в распоряжение командующего войсками Квантунской области, где командовал Отдельной казачьей бригадой, а к началу Русско-японской войны (1904—1905 гг.)

За боевые отличия 14 августа 1904 г. награждён орденом Св. Станислава 2-й степени, а «21 августа 1904 г. Всемилостивейше пожалован Золотой бриллиантами украшенной шашкой с надписью «За храбрость» за отражение атаки японцев у деревни Сендяю 10, 13 и 14 июля».

22 октября того же года за отличие в боях с японцами П. И. Мищенко производится в генерал-лейтенанты и назначен генерал-адъютантом Свиты Его Величества. В дневнике барона Карла Маннергейма, будущего президента государства Финляндия, а тогда русского офицера, есть запись, датированная 15 декабря 1904 г., о его встрече с П. И. Мищенко: «На следующий день я поехал представиться Мищенко. Он радушно принял меня и попросил задержаться у него после завтрака, с которым быстро покончили. Мищенко — человек лет пятидесяти, на лице выражение сосредоточенности, но вместе с тем доброжелательный и любезный. У него есть та, свойственная особенно русским генералам, милая и завидная способность весьма внимательно следить за настроением компании, когда речь идёт о самых ничтожных деталях. Не проявляя никакого начальственного духа, он отдаётся беседе хотя бы с корнетом и слушает с достойным восхищения терпением, нередко весьма неинтересные вещи, о которых тот повествует. Когда он говорит сам, то речь его предельно ясна и убедительна, когда же он отдаёт приказ, то учитывает огромное количество деталей.

Характерной особенностью действий казачьих частей генерала П. И. Мищенко были рейды по тылам противника. Характерным можно считать набег конного отряда генерал-лейтенанта П. И. Мищенко на Инкоу. Накануне наступления русских войск в районе Сандепу командование решило организовать рейд по тылам противника, вывести на длительное время из строя железную дорогу на участке Ляоян — Да- шичао — Дальний, по которой перебрасывалась к Шахэ из-под Порт-Артура 3-я японская армия генерала М.-К. Ноги уничтожить японские склады и обозы. Конечным пунктом рейда был избран крупный железнодорожный узел Южной Маньчжурии и город-порт при впадении в Жёлтое море реки Ляохэ-Инкоу. Рейд проходил с 26 декабря 1904 по 3 января 1905 г. 8 февраля 1905 г.

Отряд  Мищенко в последнем набеге взорвал полотно в шести местах: один взрыв севернее Хайчена, другой — южнее, два — около Инкоу и два — южнее Ляояна. 14 января - настоящее паническое бегство японцев. Это было, в деревне Саерогу. Одних пленных захватили около 300 чел.» Такие действия повторялись неоднократно.

21 сентября 1906 г. П. И. Мищенко назначается командиром 2-го Кавказского армейского округа, а через неделю ему разрешено принять и носить сербский орден Белого орла 1-й степени, а 6 октября 1907 г. — прусский орден Красного орла I класса с мечами. Что касается Российского ордена Белого орла, то эту награду он получил 6 мая 1911 года.

2 мая 1908 года он назначается Туркестанским генерал-губернатором, командующим войсками Туркестанского военного округа и наказным атаманом Семиреченского казачьего войска. В том же году, 6 декабря, ему разрешено принять и носить пожалованный ему эмиром Бухарским орден «Искандер-Салис», а через два дня награждён орденом Св. Владимира 2-й степени.

25 февраля 1911 г. назначен наказным атаманом Донского казачьего войска, а 23 сентября 1912 г. объявлена «Высочайшая благодарность за отлично-усердную службу в бытность войсковым наказным атаманом войска Донского». 18 февраля 1913 г. пожалована настольная медаль в память 100-летия Отечественной войны 1812 года (выдавалась старшему в роду, чей предок принимал участие в той войне), а 3 июня того же года награждён памятной медалью в память 300-летия царствования Дома Романовых.
10 августа 1914 г. Павел Иванович назначается командиром 2-го Кавказского армейского корпуса, 25 октября награждается орденом Св. Александра Невского с мечами, с 23 февраля 191 командовал сводным корпусом, а с 19 марта тс же года — XXXI армейским корпусом, в сость которого входили 1-я и 2-я Кубанские казачьи ди визии. После падения монархии 16 апреля 1917 г. генерал от артиллерии П. И. Мищенко «увольняется от службы за болезнью». Женат он был на дочери полковника Слюсаренко—Любови Алексеевне и имел малолетнего сына Михаила.

О трагической судьбе этого военачальника рассказал в своих воспоминаниях Антон Иванович Деникин.
«Когда началась революция, старый ветеран, любимец офицеров и солдат, генерал Павел Иванович Мищенко, не будучи в состоянии примириться с новым режимом, ушёл на покой. Жил в Темирханшуре, не выходя из-за ограды своего сада, и носил всегда генеральскую форму и георгиевские кресты, даже в дни большевистской власти. Как-то пришли к нему большевики с обыском и, между прочим, пожелали снять с него погоны и кресты. (По словам свидетеля Б. Кузнецова, красногвардейцы из отряда астраханского комиссара Каргальского «вели себя дерзко, вызывающе и пытались сорвать с него погоны».) Старый генерал вышел в соседнюю комнату и... застрелился.
Пусть, кто может, посмеётся над "отжившими предрассудками". Мы же почтим его светлую память...»


Бабаев Василий Терентьевич.
( фото не сохранилось)

Родился Василий Терентьевич 24 апреля 1884 года в казачьей семье. Как записано в списке офицеров 1-го Таманского полка, в котором он служил почти всю свою офицерскую жизнь, вероисповедания он был старообрядческого. Окончил Майкопское техническое училище, Оренбургское казачье юнкерское училище, Варшавскую фехтовально-гимназическую школу и Николаевскую военную академию.

Первоначально в службу был зачислен пластуном в 4-й Кубанский пластунский батальон 25 февраля 1905 года с правами по образованию второго разряда. Такое образование позволяло поступить в военное училище. 16 июня 1907 года он произведён в первый офицерский чин — хорунжего. 14 июня 1911 года произведён в сотники. В преддверии Первой мировой войны по итогам аттестации 1-го Таманского полка в его послужном списке было записано: «Достоин выдвижения на должность командира сотни». В должности командира 3-й сотни 1-го Таманского генерала Безкровного полка 19 октября 1914 года он начал великую войну, перейдя границы Турции.

Высочайшим приказом от 4 июня 1915 года сотник Бабаев награждается орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», а ровно через десять дней, 14 июня, таким же приказом произведён в подъесаулы. На Кавказском фронте против турок он воевал до весны 1917 года: с 12 апреля 1917 года по 16 февра¬ля 1918 года есаул В. Т. Бабаев воевал против немцев в составе 5-й армии Северного фронта. Служба шла успешно. В 1915—1918 гг. он награждается орденами Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом, Святой Анны 2-й степени с мечами, Святого Станислава 2-й степени с мечами, т. е. получает почти все ордена, которые мог получить по чину есаула. Наконец, 10 июня 1916 года награждается орденом Святого равноапостольного князя Владимира 4-й степени с мечами и бантом, а 12 февраля 1917 годе получает «награду храбрых» — орден Святого великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени. 15 ноября 1916 года он производится в есаулы.

В сентябре 1918 года есаул В. Т. Бабаев через погруженную в хаос и бандитизм Россию добирается до Екатеринодара, естественно, без всяких документов, так как офицеров расстреливали беспощадно. В штабе Кубанского казачьего войска заполняет стандартную опросную карточку и зачисляется в штат Добровольческой армии, а в начале сентября назначается помощником командира 2-го Черноморского полка Кубанского казачьего войска. Приказом №513 по Кубанскому казачьему войску от 12 апреля 1919 года есаул В. Т. Бабаев произведён в войсковые старшины, а в приказе № 514 от того же числа объявлено, что он произведён из войсковых старшин в полковники.

Покрасоваться перед станичниками своими боевыми наградами, рассказать детям и соседям о своей боевой службе ему, как всему поколению, защищавшему Россию от немцев, австро-венгров, турок и других участников Тройственного союза, не пришлось. По-видимому, он был в числе тех офицеров, которых советская власть под предлогом трудоустройства пригласила в театр, а отправила в Архангельский и Холмогорские лагеря, где они и закончили свой путь на этой земле.

Стеценко Дмитрий Васильевич.

В приказе наказного атамана Кубанского казачьего войска 19 июня 1873 года был объявлен список семействам, зачисленным в войсковое сословие. В числе прочих в этом списке под № 15 значился «уволенный от службы унтер-офицер Дмитрий Васильевич Стеценко, 19 лет, зачисленный в станицу Бакинскую». В приказе атамана от

27      августа сообщалось, что он зачислен в Екатеринодарский конный полк, что он сын прапорщика, происходит из потомственных дворян и переименовывается в урядники. Вскоре был обнаружен послужной список хорунжего Екатеринодарского конного полка Д. В. Стеценко, составленный 30 ноября 1879 года, который прояснил его биографию.

Родился он 24 октября 1857 года в Полтавской губернии. Действительную службу проходил в 3-м Уланском Смоленском Его Императорского Высочества наследника цесаревича полку с 28  мая 1872 по 18 апреля 1874 года. «Согласно желанию зачислен в младший класс Ставропольского казачьего юнкерского училища 1 января 1873 года, которое окончил 1 апреля 1877 года в чине портупей-юнкера, и направлен на Балканский театр военных действий во 2-й Кубанский казачий полк, куда прибыл 1 июля 1877 года. 2-м Кубанским полком командовал подполковник Степан Яковлевич Кухаренко. Полк входил в состав Кавказской казачьей дивизии Дунайской армии, а командовал дивизией генерал-майор Михаил Дмитриевич Скобелев. Здесь пересеклись пути генерала и урядника, и эта встреча сыграла решающую роль в судьбе Д. Б. Стеценко.

22 сентября 1877 года Д. В. Стеценко награждается за боевые отличия знаком отличия военного ордена Святого Георгия (Георгиевским крестом 4-й степени под № 44805). Пока шло оформление наградных документов и приказа о награждении, 20 августа 1877 года Высочайшим приказом Д. В. Стеценко был произведён в первый офицерский чин хорунжего.

Кстати, император Александр II со своей главной квартирой находился при Дунайской армии. На Балканах, будучи хорунжим, он сначала награждается офицерским орденом Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом, «за отличия против турок при переходе чрез Балканы Всемилостивейше награждён орденом Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» и за отличие против турок под Филипполем (в предместье Стамбула)

Всемилостивейше награждён орденом Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом. 31 мая 1879 года румынский король князь Карл наградил хорунжего Д. В. Стеценко Железным крестом.

С 29 июня 1880 года хорунжий Д. В. Стеценко в составе Таманского конного полка в Закаспийском крае, где формировалась генерал-лейтенантом М. Д. Скобелевым 2-я Ахал-Текинская экспедиция для присоединения к Российской империи территории нынешней Туркмении. В 1831 году в послужном списке Д. В. Стеценко и в приказе наказного атамана был объявлен одинаковый текст о подвиге хорунжего: «О Всемилостивейшем пожаловании в 21 день июня сего года хорунжему Таманского конного полка Кубанского казачьего войска Стеценко ордена Святого Георгия 4-й ст., за подвиг, оказанный им в 1880 году при исполнении особого поручения начальства по исследовании пути в Закаспийском крае от укрепления Кизил-Арват чрез Хивинские владения до укрепления Петро-Александровского». Для широкой публики суть подвига открылась только в 1901 году, когда в Тифлисе были опубликованы наградные документы офицеров Кавказской армии, награждённых орденами Святого великомученика и Победоносца Георгия. 

В книге А. Гизетти «Сборник сведений о Георгиевских кавалерах» сообщается о награждении орденом Св. Георгия 4-й степени Стеценко Дмитрия Васильевича, хорунжего Таманского конного полка Кубанского казачьего войска, за подвиг, совершённый им в 1880 году при исполнении особого поручения начальства по исследовании пути в Закаспийском крае от укрепления Кизил-Арват через Хивинские владения до укрепления Петро-Александровского.

Хорунжий Стеценко вызвался охотником проехать от Кизил-Арвата через всю туркменскую степь (пустыню) до Хивинского ханства, с тем чтобы исследовать путь, предполагаемый для движения Туркестанского отряда, и служить отряду этому колонновожатым. Стеценко выполнил это полезное и опасное предприятие с полным успехом. Из Кизил-Арвата он выехал 4 ноября; после нескольких трудных переходов, сопряженных с большим опасностями и лишениями, он 9 ноября неожиданно встретил при окончании своего пути роту 13-го Туркестанского линейного батальона и только благодаря этому обстоятельству не погиб от жажды и голодной смерти, добравшись оттуда благополучно до колодцев Чарышль, где расположена была часть Сарыкамышского отряда (отряд этот прикрывал экспедицию генерал-майора Глуховского для исследования высохшего русла Узбоя). Прибыв 18 ноября к Туркестанскому отряду (полковника Куропаткина), хорунжий Стеценко с этого дня служил колонновожатым вплоть до укрепления Бами, чем обеспечил достижение этим отрядом Ахал-Текинского оазиса. Произведённая им маршрутная съёмка в первый его путь от Кизил-Арвата до колодцев Чарышль оказалась, по заявлению полковника Куропаткина, точной.

Временно командовавший в Закаспийском крае генерал-адъютант Скобелев, донося Его Императорскому Высочеству, Главнокомандующему Кавказской армией о таковом подвиге хорунжего Стеценко, ходатайствовал о награде его орденом Св. Георгия 4-й степени на основании пункта 15 Статута сего ордена, в коем сказано: «Кто, вызвавшись в охотники на опасное и полезное предприятие, совершит оное с полным успехом, и т. д.».

Собранная в Тифлисе Георгиевская кавалерская дума по обсуждении вышеизложенного, применяясь к 15-му пункту Статута, признала хорунжего Стеценко заслуживающим награждения орденом Св. Георгия 4-й степени. Награждён 4 мая 1881 года.

К моменту сосредоточения Ахал-Текинского отряда в районе крепости Геок-Тепе в декаб¬ре 1880 года он успел возвратиться в свой полк. 13 декабря он произведён в сотники, а пятью днями раньше, 8 декабря, с Туркестанским отрядом полковника Куропаткина прибыл к действующему отряду и принял участие в штурме крепости Геок-Тепе. За отличия в делах с текинцами 16 января 1882 года он был награждён орденом Святого равноапостольного князя Владимира 4-й степени с мечами и бантом, 31 августа того же года — орденом Св. Станислава 2-й степени с мечами, 31 августа 1883 года произведён в есаулы, а 12 сентября 1885 года — получил орден Св. Анны 2-й степени.

14 октября 1885 года есаул Стеценко вернулся на Кубань. Некоторое время служил во 2-м (льготном) полку, а 1886 года 1 января командирован под Санкт-Петербург в офицер¬скую кавалерийскую школу эскадронных и сотенных командиров, которую окончил успешно 10 августа 1887 года. С 16 февраля по 14 ноября 1888 года он служил Таджалы-Кашинским во¬инским начальником, потом снова возвращается на Кубань и служит попеременно в 1-м и 2-м Таманских полках. В чине полковника переводится сначала в 1-й Таманский полк, 7 июля 1902 года — в 1-й Черноморский полк, а 20 января 1903 года Высочайшим приказом назначается .командиром 1-го Волгского полка Терского казачьего войска. И с этого времени в документах Кубанского государственного архива его фамилия не встречается.

 
Головинский Венедикт Васильевич.

Родился Венедикт Васильевич 13 марта 1814 года. «В службу вступил урядником Черноморского войска в Гражданский суд к письменным делам 1829 года мая 19». Через год, 1 мая 1830 года, переводится в Черноморскую конно-артиллерийскую роту № 4. Служба в основном проходила на Черноморской кордонной линии.

Известно, что в 1834 году он был награждён 2 рублями за отличие при сопровождении транспорта с припасами от реки Кубани к Абинскому укреплению и обратно. Первый офицерский чин хорунжего он получает 23 июня 1836 года и в том же году за отличие в боях с горцами во время похода отряда от Ольгинского тет-де-пона к Анапе награждён и первой офицерской наградой — орденом Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». В 1840 году за отличие в стычках и перестрелках с горцами при сопровождении транспорта от Кубани к Абинскому укреплению он награждается орденом Св. Станислава 3-й степени.

С 1 июля 1842 года он служит адъютантом Черноморской конно-артиллерий- ской бригады, затем казначеем той же бригады, а 13 октября 1843 года переводится в Черноморскую конно-артиллерийскую батарею № 10.

В 1844—1846 годах он занимает должность смотрителя Малолагерного менового двора. 12 августа 1844 года он производится в есаулы, а 20 марта 1847 года — в войсковые старшины. Вплоть до начала Крымской войны он служит на пограничной линии, командуя поочерёдно 2-м, затем 8-м Черноморскими конными полками, а с 30 августа 1852 года — 2-м Черноморским пешим пластунским батальоном. За отличия в делах и стычках с неприятелем за это время он награждался: в 1849 году — орденом Св. Анны 3-й степени, в 1851 году — орденом Равноапостольного князя Владимира 4-й степени с бантом, в 1853 году, 25 октября, — чином подполковника.

С началом Крымской войны (1853—1856 годы) он со своим 2-м пешим батальоном входит в состав Таманского отряда, а по переправе 27 июня 1854 года через Керченский пролив поступает в распоряжение командира Феодосийского отряда, действовавшего «против турок, англичан и французов». 5 сентября 1854 года 2-й батальон получил приказ двигаться к Севастополю. Пройдя за четыре дня 175 вёрст, пластуны 10 сентября вошли в состав гарнизона города. Начались тяжёлые боевые будни.

Кубанские пластуны делали в осаждённом Севастополе то, что они делали всегда: глубокую разведку в тыл противника, неожиданные вылазки в ночное время, нахождение в нейтральной полосе в замаскированных окопах, собирание разведданных.

В 1872 году в Санкт-Петербурге был издан, а в 1988 году в Москве переиздан «Сборник рукописей... о Севастопольской обороне севастопольцами». Уже с первых страниц упоминаются Головинский В.В., Даниленко Ф.И., рядовые пластуны и высвечивается роль пластунов глазами других участников событий. У них была поговорка: "где сухо — там брюхом, где мокро там на коленках". Таким образом, они вечером выползали, высматривали, где французы работали, потом, возвращаясь на наши батареи, приблизительно называли расстояние, рукой указывали место, куда нам стрелять. Удивительно было, как они в темноте никогда не ошибались!»
В воспоминаниях другого участника обороны Севастополя Георгия Чаплинского, помещённых в том же сборнике, говорится:
«В это же время особенно выдаётся полезная для обороны служба пластунов: майора Головинского, капитана Даниленко, казаков Зубкова и Чумакова.
Пластуны, с виду неуклюжие и мешковатые в секретах, куда их назначали по несколько человек в добавок к пехотному отряду для наблюдений, были как будто не те люди... Они ловко проползают в опасных местах, и их отличительные качества — сметливость, отважность и храбрость, качества, приобретённые боевою кавказскою жизнью и условиями местности, в которой они живут. Самое название, как они мне объяснили, происходит от того, что им очень часто в наблюдениях за черкесами приходилось вытянуться на земле пластом и, не шевелясь, наблюдать из-за травы за неприятелем...
Пластуны же научили пехотинцев, ходивших охотниками в неприятельские траншеи, особому приему, который всегда оказывался удачным. Охотники сначала подползают как можно тише к неприятельской траншее, шагов за тридцать они останавливаются, дают залп, закричат «ура» и сейчас же падают. Как только неприятель ответит на их залп, они с новым криком «ура» быстро кидаются в траншеи и начинают штыковую работу.
Англичан, в особенности, так озадачивал такой манёвр, что они обыкновенно бросались и бежали назад из траншеи...»

Естественно, подвиги кубанцев замечало начальство защищавшегося Севастополя. Офицеры получали ордена и внеочередные звания, нижние чины — Георгиевские кресты, которые тогда ещё не имели степеней и назывались знаками отличия военного ордена Святого Георгия. Так, уже 5 декабря 1854 года в приказе Черноморскому казачьему войску было объявлено, что «согласно с мнением Кавалерской Думы Военного ордена Святого Георгия, Его Светлость князь Меньшиков назначил командующему тем батальоном подполковнику Головинскому орден Св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени, за отличное мужество и храбрость, оказанные им при вылазке с 491 охотником противу англо-французской батареи и траншеи 29 ноября в ночь, где неприятель был отбит и под сильным его огнём взяты мортиры, пленные и огнестрельное оружие».

В приказе же от 5 декабря 1854 года далее объявлялось: «Сверх того генерал-адъютант князь Меньшиков назначил нижним чинам 2-го пешего баталиона, ниже сего означенным, знаки отличия Военного ордена Св. Георгия за военные подвиги с англо-французами в разное время, а именно: уряднику Павлу Демьяненку № 99406 — за отличие, оказанное 26 сентября 1854 года при сожжении сена, захваченного неприятелем;
уряднику Якиму Михуле № 98370 и казаку Иову Петренко № 98371 — за отличие, оказанное 5 и 6 октября того же года при бомбардировании города Севастополя;
казаку Моисею Тарану № 99503 — за оказанное мужество противу неприятеля при взятии штурмом неприятельских редутов 14 октября отрядом генерал-лейтенанта Липранди;
урядникам Михаилу Маляревскому № 101168 и Никите Гришкову № 101167 и казакам: Филиппу Герасименко № 101156, Ивану Белому № 101160, Парамону Белому № 101165, Герасиму Семеня- ке № 101163, Самойлу Веричу № 101170, Сидору Михайленко№ 101162, Ивану Чернухе № 101169, Фёдору Белицкому № 101164 и Леонтию Лича- ку № 101159».

В документах Государственного архива Краснодарского края есть ещё один приказ, изданный Наказным атаманом Кухаренко Я.Г. в станице Темрюкской 9 марта 1855 года, в котором объявлялось, «что за отличную храбрость и мужество, оказанные в разное время бомбардирования неприятелем города Севастополя, его Светлостию Главнокомандующим Военно-сухопутными и Морскими силами в Крыму князем Меньшиковым возложены знаки отличия военного ордена нижепоименованным нижним чинам:
урядникам: Ефиму Горбатку № 102655, Ан¬тону Жмудю № 102656, батальонному барабанщику Василию Моргульцу № 102730;
казакам: Зоту Стукаловскому № 102560, Семёну Фоменко № 102661, Тимофею Ушаку № 102662;
с прикомандированному из Ада-Татарской станицы уряднику Ахмету Абдурахманову, для магометан установленный; сему последнему за храбрость при вылазке в ночь с 29 на 30 ноября прошлого 1854 года противу неприятельской траншеи».
21 июля 1855 года для пластунов 2-го пластунского батальона ад многомесячного круглосуточного бомбардирования закончился. Ему на смену из Черномории прибыли пластуны 6-го батальона. 9 августа в приказе по войску было объявлено, что они «распущены в домы на льготу, до востребования». В этом же приказе сообщалось, что «генерал-адъютант князь Горчаков, имея в виду, что казаки эти по своей сметливости и навыку могут быть весьма полезны гарнизону для высматривания в ночное время неприятельских работ и позиций, к которым они скрыто подпалзывают, приказал вызвать из пеших охотников остаться там на дальнейшее время. По объявлении о сём, есаул Даниленко, 3 урядника и 15 казаков согласились остаться при войсках в Севастополе». В их числе были пластуны 2-го батальона Феофилакт Вертепа, Иван Логвиненко, Семён Малый, Иосиф Плохий и Пётр Терещенко. Командир же батальона Головинский вернулся с остальными пластунами, получив ещё за отличие при обороне города Севастополя орден Св. Анны 2-й степени с императорскою короною.

14 сентября 1855 года в городе Николаеве император Александр II подписал грамоту такого содержания:
«БОЖИЮ МИЛОСТИЮ МЫ, АЛЕКСАНДР ВТОРЫЙ, Император и Самодержец Всероссийский, и прочая, и прочая, и прочая. НАШЕМУ верноподданному пешему казачьему № 2 батальону Черноморского казачьего войска. 
В ознаменование особенного НАШЕГО благоволения к отличным подвигам, мужеству и храбрости, оказанным Черноморским пешим казачьим батальоном № 2 при обороне Севастополя в продолжении восьми месяцев — 1854 и 1855 годов, Всемилостивейше жалуем сему батальону Георгиевское Знамя с надписью: "За примерное отличие при обороне Севастополя 1854 и 1855 годов".

Препровождая у сего означенное Знамя Повелеваем, освятив оное по установлению, употребить на службу НАМ и Отечеству с верностию, усердием и храбростию, российскому воинству толико свойственными».

20 декабря 1855 года казаки батальона были отозваны со льготы и направлены во 2-ю часть Черноморской кордонной линии, а через три не¬дели получили приказ выступить в Екатеринодар, на торжества по случаю вручения 2-му и 8-му Черноморским пластунским батальонам Георгиевских знамён. Торжества продолжались два дня, 16 и 17 января 1856 года.
В первый день, к 10 часам утра, к квартире Наказного атамана прибыли все находившиеся в городе офицеры, должностные лица и виновники торжества — офицеры и нижние чины 2-го и 8-го батальонов в парадной форме. Некоторые из них участвовали, а остальные присутствовали «при исполнении обряда прибивки знамён к древкам».

10 июня 1856 года Венедикт Васильевич Головинский за отличия, как написано в документе, в минувшую войну был произведён в полковники и более полутора лет с батальоном прослужил на кордонной линии

21 июля 1857 года он был возвращен в артиллерию и назначен командующим конно-артиллерийской бригадой Черноморского казачьего войска и одновременно артиллерией Черноморской береговой линии, а 7 июля 1858 года уволен в отставку из-за болей, мучавших его после контузии, полученной 10 октября 1854 года в Севастополе.

А ещё через 7 лет по Кубанскому казачьему войску 14 октября 1865 года было объявлено, со ссылкой на приказ по Кавказской армии от 24 августа этого же года: «Исключается из списков Кубанского казачьего войска умерший от последствий контузии, полученной в деле с неприятелем, полковник Головинский».

Так окончил свои дни один из легендарных кубанских военачальников, который со своими пластунами прославил наш край на всю Россию.


Источник: ж-л "Родная Кубань". № 1-2008, № 3-2008, №1 -2009, №3 - 2012.

АРХИВ блога

Возможность уйти- это уже повод, чтобы остаться !

получайте бесплатно обновления блога